Бесцветно-незаметная майская революция
bzhaho
25 мая 2010 Российская академия наук в лице Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая (ИЭА) в ответ на соответствующий запрос Международной черкесской ассоциации утвердила заключение, в котором черным по белому написано, что «адыгейцы», «черкесы», «кабардинцы» и «шапсуги» народами (этносами) не являются, а являются составными частями единого народа, самоназвание которого – «адыгэ», иноназвание «черкес». То есть «отменили» 4 северо-кавказских народа, а на их место пришёл новый, единый, один – черкесский (адыгский). Нельзя сказать, что это событие прошло абсолютно незамеченным, но пока не получило широкого резонанса среди самих черкесов и в экспертном сообществе, скорее по техническим причинам. Но, думается, это временное явление.
На поверхностный взгляд кажется, что ничего революционного заключение ИЭА в себе не несёт. Подумаешь, мол, академики, которым по долгу службы и статусу положено знать научную правду, лишь изложили её на бумаге, скрепив подписью и печатью. Однако, значение этой бумаги намного серьезнее. Сотворенный советской историографией в самом начале становления Советской власти миф о трёх близкородственных, но разных народах (адыгейцах, кабардинцах, черкесах, а в 90-е к ним добавился «малочисленный шапсугский народ»), благополучно проживший без совсем уж малого 100 лет, официально опровергнут и объявлен антинаучным. Вдумайтесь в эту цифру. 100 лет представителям одного этноса официальная пропаганда внушала мысль, что они принадлежат к родственным этносам, как если бы речь шла о русских, сербах и болгарах. 100 лет этот подход служил основой национально-государственной политики в регионе, глубоко отразившейся на системе образования, науке, культуре, подготовке национальных кадров и других сферах жизнедеятельности.
25 мая текущего года главное государственное научное учреждение Российской Федерации заключило, что 100 лет сеяли и взращивали ложь. Разрушение этой лжи в виде заключения ИЭА РАН РФ создало новую этнографическую, демографическую, социокультурную и политическую реальность как минимум на Кавказе. При этом Российская Федерация сделала огромный шаг в деле восстановления исторической справедливости в отношении черкесского народа, и этот шаг, не в пример отечественным экспертам, был сразу же замечен экспертами чужими.
В заключении также дана оценка действиям царского самодержавия в ходе Кавказской войны: массовый исход черкесского населения в пределы Османской империй назван насильственным выселением, т.е. депортацией. Факт научного признания этой трагедии позволяет надеяться, что Федерация наконец-то примет законодательный акт о праве потомков депортированных черкесов на репатриацию, что явилось бы фундаментальным шагом в плане морально-психологической и демографической реабилитации черкесского народа и свело бы к нулю любые политические спекуляции по черкесской тематике. Однако заключение ИЭА РАН и предшествовавшие ему многочисленные обращения черкесской общественности должны послужить основой для определённых шагов не только для федеральных органов власти, но и тех субъектов Федерации, в которых черкесы проживают компактно. В первую очередь, это касается трёх республик: Адыгеи, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии, в которых черкесы являются субъектообразующим этносом.Во-первых, главы республик должны принять указы, которыми они юридически закрепят единое название черкесов и его единообразное использование в делопроизводстве и в других сферах (тексты – ниже). Во-вторых, органы власти республик должны подготовить население к Всероссийской переписи, которая пройдёт в октябре, провести разъяснительную работу, вообще, широко осветить вопрос искусственного терминологического разобщения черкесского народа и его преодоления.
Хотелось бы, наконец, поставить точку в этой проблеме, которая возникла 100 лет назад, и которая не была разрешена на протяжении последних 20 лет с момента её постановки в 1991 году в Майкопе на научно-практическом форуме «Мы – адыги-черкесы».




ПРОЕКТ
Указ
Президента Кабардино-Балкарской Республики
В целях упорядочения использования этнонимов в работе органов государственной власти Кабардино-Балкарской Республики, органов местного самоуправления, организаций, средств массовой информации с учётом научной обоснованности, сложившейся многовековой исторической практики и традиций, а также принимая во внимание рекомендации научно-практической конференции "Мы – адыги-черкесы" (г. Майкоп, 1991 г.),
ПОСТАНОВЛЯЮ:
1. Рекомендовать исполнительным органам государственной власти Кабардино-Балкарской Республики, органам местного самоуправления, организациям независимо от их организационно-правовой формы и форм собственности, республиканским и муниципальным средствам массовой информации использовать этноним "черкес" и производные от него слова в соответствующих падежах на русском и иностранных языках, заменив ими этноним "кабардинец" и производные от него слова.
2. Правительству Кабардино-Балкарской Республики обеспечить взаимодействие с федеральными органами государственной власти, в том числе по статистике, для учёта при осуществлении их функциональной деятельности положений пункта 1 настоящего Указа.
Министерству образования и науки Кабардино-Балкарской Республики внести необходимые изменения в учебно-методические материалы, используемые в образовательных учреждениях Кабардино-Балкарской Республики.
3. Министерству по информационным коммуникациям, работе с общественными объединениями и делам молодёжи Кабардино-Балкарской Республики во взаимодействии с администрациями муниципальных образований Кабардино-Балкарской Республики провести среди населения информационно-разъяснительную работу.
4. Настоящий Указ вступает в силу со дня его официального опубликования.
Президент
Кабардино-Балкарской Республики



ПРОЕКТ
Указ
Президента Республики Адыгея
В целях упорядочения использования этнонимов в работе органов государственной власти Республики Адыгея, органов местного самоуправления, организаций, средств массовой информации с учётом научной обоснованности, сложившейся многовековой исторической практики и традиций, а также принимая во внимание рекомендации научно-практической конференции "Мы – адыги-черкесы" (г. Майкоп, 1991 г.),
ПОСТАНОВЛЯЮ:
1. Рекомендовать исполнительным органам государственной власти Республики Адыгея, органам местного самоуправления, организациям независимо от их организационно-правовой формы и форм собственности, республиканским и муниципальным средствам массовой информации использовать этноним "черкес" и производные от него слова в соответствующих падежах на русском и иностранных языках, заменив ими этноним "адыгеец" и производные от него слова.
2. Кабинету Министров Республики Адыгея обеспечить взаимодействие с федеральными органами государственной власти, в том числе по статистике, для учёта при осуществлении их функциональной деятельности положений пункта 1 настоящего Указа.
3. Министерству образования и науки Республики Адыгея внести необходимые изменения в учебно-методические материалы, используемые в образовательных учреждениях Республики Адыгея.
4. Комитету Республики Адыгея по делам национальностей, связям с соотечественниками и средствам массовой информации во взаимодействии с администрациями муниципальных образований Республики Адыгея провести среди населения информационно-разъяснительную работу.
Настоящий Указ вступает в силу со дня его официального опубликования.

Президент
Республики Адыгея

Черкесы (адыги) Кавказа признаны единым народом. Обозначен факт насильственного выселения черкесов.
bzhaho
Заключение Института этнологии и антропологии РАН

Утверждаю:
Заместитель директора
доктор исторических наук
В.Ю. Зорин
25 мая 2010

Этноним Черкес и топоним Черкесия как обозначения народа и его страны на Северо-Кавказе появляются в армянских, грузинских, арабских, персидских, тюркских и др. исторических источниках с ХШ в., вытеснив предшествующую этнонимическую номенклатуру – керкеты, зихи, джики, кашаги, касы, касоги, джаркасы и др. Этноним Черкес стал общеупотребительным в европейских и русских источниках ХV-ХIХв.в.

В то же время местное население неизменно называло себя адыгэ, хотя значение имели, видимо, локальные наименования, с которыми идентифицировали себя отдельные этнополитические образования - натухай, абадзех, жанэ, кабардэй и др. Тем не менее, несмотря на определенные различия социального, культурного, языкового характера, с историко-этнографической точки зрения, это единый черкесский (адыгский) народ.

Исторические коллизии XIX-XX в.в.. связанные с бедствиями Кавказской войны, насильственным выселением значительной части черкесов в Османскою империю, административные преобразования, осуществленные царским правительством, а затем органами советской власти РСФСР и СССР, привели к образованию в Российской Федерации четырех территориально разделенных массивов черкесского народа, за которыми закрепились различные этнографические обозначения – шапсуги, адыгейцы, черкесы, кабардинцы.

Сравнительно недавнее (по историческим меркам) территориальное разобщение не привело к утрате в народе исторической памяти о генетической и культурной общности между этими группами. Современные исследования показывают, что этническое самосознание и основной пласт традиционной культуры у шапсугов, адыгейцев, черкесов и кабардинцев являются общими. Это свидетельствует о том, что названные группы можно считать субэтносами одного - черкесского (адыгского) народа.

Что касается убыхов, то этот народ, проживавший до середины XIX в. в верховьях рр.Сочи и Шахе, почти полностью выселен в Османскую империю. По сохранившимся письменным историческим свидетельствам убыхи сами себя называли б,ёхъ, хотя и в данном случае источниками зафиксировано лишь локальное наименование этой этнической группы.

Нынешние немногочисленные потомки убыхов, или те, кто считает себя таковыми (их зафиксировала перепись 2002г. в РФ), являются носителями общечеркесского самосознания, разделяет черкесские (адыгские) культурные традиции, идентифицируют себя с основным массивом современного черкесского (адыгского) народа.

Заведующий отделом Кавказа ИЭА РАН,
чл.-корр.РАН, доктор исторических наук
Профессор С.А. Арутюнов

http://www.elot.ru/main/index.php?option=com_content&task=view&id=1819&Itemid=1

Обращение Принца Иорданского Хашимитского Королевства Али Бин Аль Хусейн к адыгам (черкесам)
bzhaho

Данное обращение Принца Иорданского Хашимитского Королевства Али Бин Аль Хусейн к адыгам (черкесам) Республики Адыгея и всего Северного Кавказа было зачитано полномочным представителем Принца Али на праздничном республиканском мероприятии (Майкоп, 1999 г., Государственная филармония Республики Адыгея), в котором принимали участие руководители Адыгеи и представители общественности. Обращение ранее нигде не публиковалось.

Мои дорогие братья и сестры Адыгеи и всего Северного Кавказа!

Я хочу выразить свою глубокую признательность и благодарность от имени моего брата Его Величества Короля Абдуллаха и от себя лично за все ваши письма с соболезнованиями и поддержку в связи с кончиной моего отца Его Величества Короля Хашимитского Королевства Иордания Хусейна.

Однажды мой отец рассказывал мне, как его отец и отец его отца сказали ему: "Самое главное в жизни – стараться быть настойчивым, упорным, работать усердно, невзирая на трудности и препятствия, которые могут встречаться на пути. Только таким образом ты сможешь жить в согласии с собой и со всемогущим Аллахом".

Теперь я постоянно чувствую его мудрость в своем сердце и слышу его мелодичный голос. Каждый раз, когда я смотрю на небо или на что-либо прекрасное, я думаю о своем отце. Тем не менее, в моей душе, в которой долго господствовало смятение, сейчас царит мир и спокойствие. Я знаю, что дело, которому посвятил себя мой отец, должно быть продолжено, и, когда придет мое время, я сделаю все возможное для моих братьев и сестер.

Дело жизни моего отца и моей семьи – добиваться справедливости, с честью служить своему народу, отдать жизнь за то, что нам дорого, работать во имя будущего, чтобы наши дети и дети наших детей имели лучшую жизнь под солнцем.

Сейчас наступило время, когда многие политики и сильные мира сего принимают необдуманные, поспешные решения, преследуя собственную выгоду. Как Хашимит и прямой наследник пророка Мухаммеда, мой долг – служить мусульманам всего мира, независимо от их расы и вероучения. Я испытываю великую гордость и для меня большая честь хоть в какой-то степени помочь осуществлению надежд, мечтаний и стремлений адыгского народа.

После того, как я потерял своего отца и свою мать, после того, как собственными глазами видел войну на Ближнем Востоке, после возвращения из Косово, где мы оказывали помощь албанским беженцам, раздавали продукты и медикаменты, я стал ценить жизнь как никогда раньше.

Я верю, что с помощью мира, упорства, здравого смысла, ответственности за свои действия, истинной веры в Аллаха, мы сможем достигнуть наших целей и преодолеть все силы тьмы и зла. Поэтому я буду продолжать всю свою жизнь поддерживать адыгский народ всем сердцем и душой, и я хотел бы попросить каждого из вас присоединиться к этой цели и работать всем вместе как одна команда, так как никто не имеет права своими безответственными действиями и невежеством руководить судьбой нашего народа.

Однажды один адыг задал мне вопрос: "Почему ты заботишься о нас, почему ты помогаешь нам? Мы ведь – малочисленный народ, у нас нет власти и мы нация, находящаяся в процессе ассимиляции?".

Человек должен работать, не имея награды. Награда будет не при жизни, а после нее, когда каждый из нас будет судим Всевышним по его делам.

Адыги – прекрасный и древний народ с культурой и историей, которые сделали мир лучше. Тем не менее, адыги в своем нынешнем положении похожи на полностью парализованного человека. Хотя он понимает, что происходит, он не может заставить себя двигаться. Однако он не чувствует боли потому, что его руки и ноги потеряли чувствительность от воздействия паралича. Паралич может быть преодолен только тогда, когда адыги начнут просыпаться, узнают, что их величие заключается в единстве. Без единения они не будут способны противостоять ассимиляции, чуждому влиянию. У них не будет возможности сделать достойный вклад в мировую культуру и цивилизацию. Поэтому я призываю всех адыгов объединить наши усилия и энергию, чтобы преодолеть небольшие препятствия, основанные на племенных и исторических разногласиях.

Пришло время учиться у прошлого и работать всем вместе над настоящим ради лучшего будущего. Необходимо пробудить наше сознание и двигаться вперед, чтоб поток времени не прошел мимо нас.

И никогда снова ни один из нас, адыгов, не будет говорить о том, кем он мог быть, и кем он был или кем он мог стать. Он будет говорить с гордостью и радостью о том, кто он есть и кем он будет.

Да хранит вас всех Аллах! Я надеюсь на нашу скорую встречу с вами на прекрасном Кавказе.


Ваш брат Али Бин Аль Хусейн


Тезисы к политической платформе КСЧМ
bzhaho
По результатам работы Форума черкесской (адыгской) молодежи и создания Координационного Совета черкесской молодежи (КСЧМ) возникло предложение.
Как любое вновь созданное и перспективное объединение, ставящее общественно-политические задачи, КСЧМ должен иметь политическую платформу. За основу такой платформы предлагаю принять следующие позиции:

1. Официальное признание и осуждение Российским государством геноцида черкесов в 18-19 веках и принятие на этой основе федеральных и региональных нормативно-правовых актов, регулирующих вопросы репатриации и адаптации черкесов, получения гражданства РФ и т.п.

2. Официальное признание этнического единства черкесов (адыгов) Северного Кавказа и восстановление единого названия "черкесы" для их обозначения на русском языке.

3. Создание единого черкесского субъекта Российской Федерации.

4. Возвращение (репатриация) черкесской диаспоры на историческую Родину.

5. Восстановление института Адыгэ Хабзэ в качестве главного регулятора общественной жизни через создание специальных структур (Советов Хабзэ) в каждом черкесском населенном пункте, в каждой черкесской общине, издание Кодекса Хабзэ, его изучение, начиная с детских садов и заканчивая вузами, создание других эффективных и жизнеспособных механизмов возвращения к Хабзэ.

Человек без цели - кусок глины, организация без программы - клуб по интересам.
Эти программные цели не могут быть достигнуты за один месяц или год, кавалерийским наскоком, с жертвами и разрушениями. Требуется большая, кропотливая, созидательная работа. Необходимо единение народа, мобилизация его духовных и материальных ресурсов. Главное, народ должен иметь ясную, понятную и востребованную цель, чтоб осознанно строить свое будущее.

Если сформулировать одной фразой, то наша программная цель:

строительство единой Черкессии – автономной республики в составе Российского государства – национального дома, двери которого всегда открыты для черкесов всего мира, а его идеологическим фундаментом является универсальный институт Адыгэ Хабзэ, призванный задавать в обществе высокие морально-нравственные стандарты и формировать в нем открытость, демократичность и толерантность.
Это и есть возвращение к своим корням, с одной стороны, и наиболее приемлемый путь в будущее, с другой.
И если каждый черкес внесет свой посильный вклад в  решение хотя бы одной задачи из этой программы, то тем самым положит личный кирпичик в фундамент нашего общего национального дома. 

 

Репатриация черкесов: десант отчаянных, новая политика России и преодоление Великой Депрессии
bzhaho

В наши дни произошло событие, которое по своей значимости можно назвать историческим, хотя оно для большинства жителей Черкессии и сторонних наблюдателей за происходящими в нашем регионе процессами осталось незамеченным. 27 черкесов (адыгов) – граждан Турецкой Республики обратились в органы внутренних дел Адыгеи с просьбой предоставить им разрешение на временное проживание на территории Российской Федерации и в последующем намерены просить приема в российское гражданство.

Это событие историческое потому, что впервые за 145 лет со дня окончания русско-кавказской войны в 1864 году на историческую родину вернулась организованная группа потомков махаджиров, вернулась сама. Как помните, просто первая группа организованных репатриантов – косовских черкесов была эвакуирована МЧС России из зоны вооруженного конфликта.  То есть первая группа состояла из беженцев, спасавших свою жизнь, и это нормальное явление, а вторая, «турецкая» группа, – это добровольные репатрианты, которые осознанно, в здравом уме и трезвой памяти предпочли жизни в относительно благополучной стране жизнь на не совсем обустроенной исторической родине.

Что это? Отчаянный марш-бросок группы патриотов-энтузиастов или знак свыше, первая ласточка, за которой потянется вереница, а затем и бурный поток? Сегодня никто не сможет ответить на этот вопрос, сделает это только время. Но каждый из нас должен осознать свое предназначение,  что он может  стать участником творения этого ответа.  Безусловно, вся диаспора будет пристально следить за судьбой этого «десанта», призванного закрепиться и удержаться, несмотря на все трудности – тяжелые социально-экономические условия, нашу бюрократию, коррупцию, сложную криминогенную ситуацию и прочие проблемы, к которым мы сами настолько привыкли, что уже и не замечаем. Как эти люди – наши братья приживутся на родной земле, как обустроятся, как скоро станут полноценными гражданами новой для них страны,  зависит, во многом, от каждого из нас, нашего к ним отношения.

Косовские черкесы прожили вместе с нами уже 10 лет. Подрастает поколение «косоваров», для которых Адыгея, земля черкесов – это не историческая родина, а просто родина, место рождения. Косовские черкесы обжились, трудятся, делят с нами радости и невзгоды. Проблемы у них все те же, что и у нас, только им немного сложнее, приходится привыкать к непривычному, но это цена возвращения на родину предков, которую судьба заставила их заплатить. Они обжились и стали частью нас потому, что им помогали всем черкесским миром, помогла Москва, помогла Россия. Та самая Россия, живущая под тем самым флагом и с тем самым гербом, под которыми жила Россия другая, имперская, которая изгнала их дедов и прадедов. «Косоварам» помогали, помогали, как умели. Спорили, ругались, иногда тащили домой кирпич с «всенародной стройки» Мафэхабля. Всякое было, чего уж греха таить. Какие мы есть, такие есть, главное – меняться в лучшую сторону, осознавать плохое в себе и изживать его, не впадая в самоедство. И самолеты МЧС с российским флагом, с трапа которых сошли «косовары», - это и есть символ эпохи, символ того, что меняется жизнь, меняется мир, меняется Россия. Стоит заметить, что после Шестидневной войны 1967 года между Израилем и рядом арабских государств большая группа сирийских черкесов,  в том числе и проживавшие на Голанских высотах, попросила о репатриации советские власти, но им было отказано, и тогда они эмигрировали в США.  

Будем надеяться, что федеральная власть, сказав «А», скажет и «Б», наделив черкесов правом на получение российского гражданства в упрощенном порядке. Сейчас для его получения необходимо прожить в России по временному разрешению не менее года, потом получить вид на жительство и прожить на территории нашей страны еще 5 лет непрерывно. Срок проживания считается непрерывным, если лицо выезжало за пределы России не более чем на три месяца в течение одного года. При этом необходимо владеть русским  языком. В упрощенном порядке, то есть без соблюдения этих требований, российское гражданство могут получить иностранные граждане и лица без гражданства, имеющие регистрацию по месту жительства на территории субъекта Российской Федерации, выбранного ими для постоянного проживания в соответствии с Государственной программой по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом. К сожалению, черкесская диаспора, вторая по численности после русской диаспора этнических россиян, до сих пор не включена в эту программу.  Тем более что черкесы за рубежом - это диаспора не добровольных эмигрантов, а изгнанников – жертв политики геноцида Российской Империи. При этом преамбула Федерального Закона РФ «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» гласит, что «Российская Федерация - есть правопреемник и правопродолжатель Российского государства, Российской республики. Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР) и Союза Советских Социалистических Республик (СССР), а «институт российского гражданства соотнесен с принципом непрерывности (континуитета) российской государственности». Это означает, что современное Российское государство должно озаботиться судьбой черкесской диаспоры, поскольку она образовалась «благодаря» действиям Российского государства образца 19 века, правопреемником и правопродолжателем которого себя признает. Данные действия названы в Обращении Президента и Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея к Государственной Думе ФС РФ геноцидом еще в апреле 1996 года, но сегодня это слово боятся произнести многие, считая его крамольным и омрачающим межнациональные отношения. Однако их омрачают ложь и лицемерие, непродуманные подходы к национальной политике, к примеру, воздвижение на территории исторической Черкессии памятников организаторам и исполнителям геноцида черкесского народа. Нужно быть безответственным политиком, чтоб устанавливая памятники Лазареву, Зассу или Ермолову, не думать о том, какой будет реакция коренного народа, запомнившего этих царских офицеров в качестве палачей, а вовсе не героев.   

Можно замалчивать, переписывать и даже запрещать историю, закрывать доступ в архивы, как это было до того времени, когда в Россию пришло время свободы и правды. Но, получив доступ к документам, мы всего лишь получили подтверждение того, о чем знали и так от своих родителей, дедов и прадедов, знали из песни-плача «Истамбылак1уэ», знали от надрывного голоса, звучащего по сей день из глубинных недр нашей опустевшей земли. Каким еще словом можно назвать то, когда к тебе приходят домой, убивают и изгоняют твою семью, сжигают дом,  уничтожают домашний скот и урожай в поле, лишая средств к пропитанию, сгоняют на берег Черного моря, на котором ждет голод, холод и тиф, и все это делается только потому, что ты принадлежишь к народу, не согласному с тем, что кто-то решил по-своему распорядиться землей, на которой твои предки жили тысячи лет?

В Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказания за него четко прописано, что под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу, как таковую:

a) убийство членов такой группы;

b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

c) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

e) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

Имеющихся документов более чем достаточно, чтоб установить в действиях зассов и ермоловых по «истреблению непокорных» наличие как минимум первых трех признаков преступления геноцида, тогда как достаточно установления хотя бы одного из них.

Понятно, что инерция и  консерватизм мышления, возможно, элементарная лень мешают федеральным политикам серьезно взяться за решение вопросов, связанных с черкесской диаспорой, в том числе с репатриацией. Но вопрос назрел давно, и его актуальность будет только возрастать. Было бы лучше для всех работать на опережение, а не запоздало реагировать на текущие процессы. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров встречался с лидерами черкесской общины Турции сразу же после грузино-юго-осетинского конфликта в августе прошлого года. Таким образом, впервые за 145 лет после окончания РКВ начался диалог с диаспорой на самом высоком уровне, и это не может не обнадеживать, поскольку эта встреча – сигнал о готовности России решать черкесский вопрос.    

Обращаясь же к своим соотечественникам, хотелось бы их призвать: невозможно жить с болью старых ран,  раны надо лечить. А лечить боль Великого Исхода махаджиров можно только помощью их потомкам, желающим вернуться на родную землю и построить там дом, посадить дерево, вырастить детей. Пора уже встряхнуться, повернуть голову вперед и задать себе вопрос: «А что мы делаем здесь и сейчас для того, чтобы жертвы нашего народа оказались не напрасными?». Защищая Родину и уходя на чужбину, наши предки боролись, в первую очередь, за сохранение черкесского народа, его национального духа и Адыгэ Хабзэ. Времена плача и стенаний должны закончиться. «Никто не забыт и ничто не забыто» и надо идти вперед, а не находится в Великой Депрессии, в которую впал черкесский народ после русско-кавказской войны, пережив шок и потеряв веру в себя. И этот путь вперед у нас заключается в одном – в репатриации.

Наша земля зачахнет и наш народ растворится среди многочисленных народов, если будет и далее жить в рассеянии небольшими островками. Ведь только Родина - земля Кавказа может являться живительным источником моральных и физических сил, питающим наше тело и душу, дающим возможность для выживания и процветания. Только тогда, когда на свою родину вернется если не большая, то хотя бы существенная часть черкесов, можно будет спать спокойно, не переживая за будущее своего народа. Черкесы Кавказа выполнили свою миссию – сохранили огонь в национальном очаге, черкесы диаспоры свою – сохранили большую часть народа. Теперь осталась одна общая миссия – вернуть родине-матери ее сыновей  и дочерей, так долго скитающихся по чужим углам. 

И нам надо понять одну простую вещь – врата отворяют стучащим по ним, а не тем, кто, молча и тихо, стоит на крыльце. Нашим братьям, живущим на чужбине, надо идти и стучать в дверь. Им стоит вспомнить, в каких жутких условиях оказались их предки, когда сумели добраться до турецкого берега, и осознать, что сегодня противоположный берег Черного моря не столь страшен и ужасен для жизни, и это уже поняли все, кроме пока что самих черкесов диаспоры. 

Нам же, живущим здесь, нужно добиваться того, чтобы двери для наших братьев были открыты всегда, и днем, и ночью, чтоб открытость этих дверей гарантировал российский закон, а когда их пустят домой, мы обязаны помогать им во всем. Это наш семейный долг и долг перед Родиной-матерью. Давайте для начала поможем «27 десантникам» и возьмем под общественный контроль их судьбу.

 

 


«Олимпиада на крови» или «Олимпиада примирения»?
bzhaho

Размышляя очередной раз о предстоящей в 2014 году Олимпиаде в Сочи, представил себе, а что, если она должна открыться в ближайшее воскресенье, как любят ставить вопрос социологи, опрашивая избирателей накануне выборов. Ощущения, которые были до этого момента, когда Сочи-2014 являлся проектом пусть не очень далекого, но будущего, и ощущения, наступившие после того, как перед моими глазами мысленно замелькали картинки ликующего на церемонии открытия Олимпийский Игр народа, многоцветных и многоликих делегаций, участвующих в параде, торжественные  речи руководителей нашей страны и МОК и многое другое, были совершенно разными. Вдруг стало отчетливо ясно, что вся моя плоть и естество восстают на клеточном, генетическом уровне, что вся моя сущность противится всему этому действу, как чему-то сверхкощунственному и запредельному. На смену картинкам открытия перед взором явились мои предки в образе воинов, сражавшихся за саму возможность жить на своей родине, войсковые колонны, продвигающиеся в горы, корабельная артиллерия, разносящая в пух и прах прибрежные аулы в районе того же Сочи. Но более всего – вереницы обреченных людей, стремящихся на берег Черного моря в поисках спасения, переполненные беженцами лодки, тысячи людей, умирающих на обоих берегах ставшего красным моря, хрестоматийная для черкесской исторической памяти сцена еще живого младенца, припавшего к груди уже мертвой матери.  Беззвучно слышались надрывные и проникающие в глубину души слова из песни-плача «Истамбылак1уэ» в исполнении недавно ушедшего от нас Пшизаби Мисостишхова. А потом – парад царских войск в урочище Кбаада вблизи опять же Сочи, где сегодня, то есть «в ближайшее воскресенье» состоится парад олимпийцев под лозунгом: «О, спорт, ты – мир!».

Я понял, что так не бывает и что так не будет потому, что так быть не может в принципе. Я понял, что есть вещи, которые являются пороговыми для любого народа. Можно долго унижать народ, можно заменять его историю мифами и легендами, можно разделять и властвовать, можно делать с ним почти всё и очень долго, но нельзя прийти на могилы его предков и устроить игрища на весь свет, при этом рассказывая всему этому свету о том, что здесь нет никаких могил, что на этой       древней земле жили эллины и римляне, скифы и персы, зулусы и ацтеки, все, кроме предков того самого безвинного убиенного и преданного забвению народа.      

В 2014 году исполнится ровно 150 лет со дня официального окончания Кавказской войны. 150 лет, прошедших со времени пережитого геноцида,  раздавленный и деморализованный черкесский народ безмолвствовал, а мир вокруг нас, занятый своими проблемами, не знал о том, что произошло с черкесами. Только сейчас черкесский народ начал приходить в себя после шока от Национальной Катастрофы XIX века, только сейчас черкесы вновь начали обретать свой истинный дух, подпитываемый светлой стороной генетической памяти, которая 150 лет кодировала коллективное бессознательное черкесов лишь на основе информации об ужасах Кавказской войны, только сейчас мы заговорили в полный голос о том, что мы есть и что с нами нужно считаться. Времена плача и стенаний закончились, наступило время потребовать уважения, открыто заявить о своих правах, дарованных каждому человеку и народу от рождения. А наши требования, связанные с проведением Сочинской Олимпиады, просты и справедливы:  

 

1.     Признание и осуждение геноцида черкесов органами государственной власти Российской Федерацией.

2.     Принятие органами государственной власти Российской Федерации пакета документов, направленных на политико-правовую реабилитацию черкесского народа, в первую очередь, на наделение этнических черкесов диаспоры правом беспрепятственного получения гражданства РФ, поддержку репатриации и восстановление единства черкесов Российской Федерации.  

3.     Запрет строительства спортивных и иных объектов в местах массовых захоронений. При обнаружении захоронений, их перенос в места, не предназначенные для проведения спортивных и развлекательных мероприятий.

4.     Использование в официальной символике Олимпиады-2014 черкесских национальных элементов, приоритетное отображение в культурной программе Игр черкесского национального компонента.

 

Черкесы участвовали в греческих Олимпийских играх с самого начала, о чем свидетельствуют многочисленные археологические находки на территории исторической Черкесии. Сегодня Олимпиада сама приходит на землю Черкесии. И эта Олимпиада может выполнить самую высокую миссию, равной которой еще не было в истории олимпийского движения, – восстановить историческую справедливость в отношении целого народа, совершить акт исторического примирения, и тогда мы все сможем искренне воскликнуть: «О, спорт, ты – действительно мир!».  

 

 


Черкесы ждут «Декларации Бальфура»
bzhaho

 

 В последнее время наблюдается актуализация «черкесского вопроса», содержание которого варьируется в зависимости от множества факторов, включая уровень понимания проблемы, политическую ангажированность, источники заказа на эту актуализацию.  Единственное, на чем сходятся все актуализаторы – главные проблемы черкесского народа прямо обусловлены последствиями военных действий, которые царская Россия вела на Северо-Западном и Центральном Кавказе, населенном черкесским народом, в течение почти двух веков, и закончившиеся «парадом  победы» в урочище Кбаада 21 мая 1864 года. Опять же в зависимости от различных факторов данные действия называются войной «Кавказской», «Русско-Кавказской» или «Русско-Черкесской», «Отечественной войной черкесов за свободу и независимость», «Мужественной борьбой горцев за выживание». Как бы эта война не называлась, в сухом остатке – уничтожение и депортация 90% черкесского населения Кавказа, современное дисперсное расселение черкесского народа, проживающего в более чем 50 странах мира.

Фундаментальным элементом черкесского вопроса является беспрепятственная репатриация потомков изгнанников – махаджиров либо наличие соответствующей политико-правовой базы, т.е. сама теоретическая  возможность репатриации, открытость российских дверей для черкесской диаспоры. Остальные национальные проблемы воспринимаются вторичными и не судьбоносными. На самом Кавказе ныне проживает около 700 тысяч черкесов. Общая численность черкесов в мире оценивается от 3 до 7 миллионов человек, точные данные отсутствуют. Черкесская диаспора является второй по численности после русской диаспорой этнических россиян.   

В настоящее время можно наблюдать кристаллизацию и поляризацию позиций по содержательному наполнению и механизмам решения черкесского вопроса. В этом деле можно выделить три подхода, три направления, три центра усилий, стало быть, три группы носителей и исполнителей идей, причем мы рассматриваем черкесский народ в целом – жителей РФ и диаспору.  

Первая группа – «патриоты - российские государственники», самая многочисленная и влиятельная, представлена интеллигенцией, студенчеством, молодежью.

Её позиция заключается в том, что решение  черкесского вопроса кроется в репатриации махаджиров и создании на приемлемых для Российского государства условиях единого черкесского субъекта Российской Федерации. Эта группа жестко стоит на том, что все проблемы черкесского народа могут и должны быть решены только в рамках Российского права и государства. Если будут задействованы зарубежные институты, то только в роли вспомогательных факторов, но не основных и не приоритетных. Группа выдвигает тезис о том, что Россия – это настолько же черкесское государство, насколько русское или татарское, что десятки поколений черкесов принимали самое деятельное участие в строительстве, укреплении и обороне Российского государства. «Патриоты-российские государственники» выдвигают лозунг «Сильная и единая Черкесия в составе сильной и единой России». Однако, намерение всегда пребывать в российском политическом и правовом поле, быть «Навеки с Россией» жестко соседствует с требованием выполнения Россией всех поставленных условий, т.е. эта группа говорит «Мы готовы и хотим быть в составе России, но в качестве полноценного народа и субъекта Федерации, но не в положении демографических огрызков и лоскутных автономий».

Черкесы – российские государственники предлагают России своего рода пакт – вы возвращаете махаджиров и создаете для нас единый субъект Федерации, а мы создаем пояс безопасности на южных рубежах России, который не смогут преодолеть ни НАТО, ни турки с грузинами, ни экстремисты всех мастей. Кстати говоря, черкесы исторически никогда не нарушали союзнических обязательств и принципов добрососедства перед Россией, не вступали в военные блоки против неё и не предоставляли свою территорию для агрессии на территорию северного соседа. Этот исторический факт дает этой группе надежду быть услышанными и поддержанными со стороны Российского государства. Однако Кремль, возможно, опасается решения черкесского вопроса по сценарию этой группы, предполагая, что усиление черкесов на Северном Кавказе повлечёт рост сепаратистских настроений и созданная руками России единая и сильная Черкесия пожелает в будущем государственной независимости.

Вторая группа – «патриоты независимой Черкесии», малочисленная, но активная, представлена рядом потомков махаджиров и эмигрантов из России новой волны (последних 20 лет), а также радикальными националистами Северного Кавказа.

Данная группа нацелена  на полное отделение исторической Черкесии от России и делает ставку для достижения этой цели на страны и блоки, заинтересованные, как минимум, в ослаблении России, как максимум, в ее расчленении. Соответственно, группа тесно вовлечена в работу и инкорпорирована в пропагандистско-идеологическую систему оппонирующих России блоков, вероятно ее участие в деятельности создающихся под независимую Черкесию общественных структур, базирующихся за пределами РФ. 

Эта группа заявляет, что черкесский народ обречен на ассимиляцию и деградацию, если не создаст независимое государство на Северном Кавказе, для чего следует использовать как мирные, дипломатические средства, так и вооруженную, партизанскую борьбу. Данная группа может вступить во временный союз с религиозными радикалами, уже ведущими диверсионно-партизанскую войну против России, поскольку долгосрочного союза между секуляризованными традиционалистами-националистами и религиозными фундаменталистами по определению быть не может.

Третья группа – «послушные патриоты», относительно многочисленна, но достаточно быстро теряет позиции и влияние, особенно в молодежной среде, представлена, в основном, правящей элитой черкесских национально-государственных образований и общественными структурами, близкими к власти.

Данная группа является продолжателем идеологии  взаимоотношений «старшего русского народа и младших братьев – этнических меньшинств», интересы, объемы и содержание этнических притязаний которых определяются исключительно в Кремле, даже в том случае, когда Кремль ошибается и вредит сам себе и государственным интересам России, как в текущее время, так и в долгосрочной перспективе. 

Проблема этой группы в том, что назрел кризис во взаимоотношениях поколений. Старшее поколение, составляющее ее костяк,  теряет авторитет и влияние в обществе, а притока молодых «кадров» не наблюдается. Напротив, молодежь, подвергающая полной обструкции «старших», пополняет ряды первой и второй групп. Этот процесс «размежевания поколений» обусловил создание новых общественных структур, в которых состоят лица не старше 40-45 лет, много молодежи до 30 лет, т.е. самая активная и дееспособная часть населения. Воодушевленная поддержкой, которую  Россия оказала Абхазии, большая часть молодежи примыкает к первой группе, надеясь, что Россия проявит к черкесам такое же доверительное отношение, как и к родственным им абхазам, и окажет покровительство в решении проблемы единения черкесов Кавказа и репатриации потомков махаджиров.

Изложенные факты приведены для одной цели – необходимо оценить риски и возможное развитие событий при доминировании позиций той или иной группы, причем риски и для России, и для черкесов, попытаться определить оптимальную форму поведения и взаимодействия для обеспечения  баланса интересов и безопасности всех сторон.

Начнем с третьей группы. Очевидно, что она доживает свой век и уступает позиции первым двум группам, активно сталкивающим ее с общественно-политической сцены. Поэтому сама возможность ее доминирования сводится к нулю и оценивать риски, сопряженные с ее существованием, не имеет смысла. Однако, здесь следует учесть, что те, кто покинет ряды «послушных патриотов», примкнут скорее к первой группе «патриотов - российских государственников», нежели ко второй - ультра-националистов.  

Риски, связанные с ростом влияния второй группы, особенно в смычке с религиозными радикалами, как для черкесов, так и для России, разрушительны. Превращение до сих пор мирного черкесского элемента в агрессивный и воинствующий и его неизбежный в этом случае симбиоз с подобными же элементами Восточного сектора Северного Кавказа превратит регион в один пылающий костер. Начнется полномасштабная Кавказская война-2, модифицированная в средствах и целях, сопровождаемая информационно и дипломатически сообразно условиям и возможностям 21 века, которая поглотит большие людские, военные и экономические ресурсы России. Излишне говорить о том, что такой сценарий может кардинально изменить структуру Российского государства, политической и финансово-экономической системы, повлечь соответствующие катастрофические  последствия.  Северный Кавказ, ставший единой зоной военных действий и нестабильности, может стать детонатором коренной ломки геополитической ситуации не только на Кавказе и прилегающих зонах, но и во всем мире. Но этот сценарий будет катастрофичным не только для России, но и для самих черкесов. Перед угрозой развала страны Кремль примет самые жесткие меры для локализации сепаратизма и не постоит перед ценой, не будет оглядываться на мировое общественное мнение. В переводе на человеческий язык это означает, что черкесы понесут такие людские, материальные и политические потери, которые создадут такую ситуацию, о которой мечтал в свое время князь Голицын, хотя и в отношении армян: «Я успокоюсь лишь тогда, когда в музее Тифлиса будет выставлено чучело армянина - в доказательство того, что на Кавказе когда-то жили и армяне». В случае с черкесами, возможно, кроме чучел в музеях, о них будут напоминать какие-то остатки народа, но черкесы навсегда уйдут с политический и исторической сцены как народ, имеющий возможность строить свою собственную судьбу и идти по своему пути, в том числе в рамках Российского государства.  

Рост влияния первой группы и ее поддержка Москвой – самый оптимальный вариант для всех сторон. Эта группа, ориентирующаяся на деятельность в российском правовом поле и тщательно избегающая любых движений, способных «подставить» черкесский народ под молот войны, является самой конструктивной и перспективной для Москвы.

Черкесский вопрос зреет и решать его придется в любом случае, поэтому лучше опереться на тех, кто видит будущее Черкесии в рамках Российского федеративного государства. В ближайшем будущем будут набирать обороты 2 партии – партия войны – сторонники независимой Черкесии, и партия мира – сторонники единой Черкесии с широкой автономией в составе единой России. Причем партия войны среди черкесов – это не партия тех, кто осмысленно толкает свой народ на войну, а тех, кто не понимает, что движение в сторону независимости Черкесии синонимично ее окончательному уничтожению. Они, как малые дети, наивно полагают, что Россия может развалиться сама и относительно бескровно подобно тому, как это произошло с СССР.  А вот партия войны -  «доброжелателей» со стороны – это уже организованный вектор силы, пытающийся направить в «нужное» русло национальные чувства черкесского народа.  В любом случае, контрольный пакет акций в решении черкесского вопроса находится в руках Москвы. Как она им распорядится, покажет время. Будем надеяться, что Москва сделает правильный выбор и правильные ставки. А у черкесов, как сказано на одном из популярных форумов, выбор прост: «Мы боремся либо за независимую Черкесию, либо за единую Черкесию в составе России, но с широкой автономией, либо ни за что не боремся и сидим тихо. Все остальное – детали, все остальное делается. Я выступаю за 2 вариант - широкую автономию ЕЧ в составе РФ, поскольку 1 и 3 варианты - смерть черкесов, 1- быстрая, 3 - медленная. Я выбираю жизнь.  Но не жизнь ценой достоинства, а жизнь, основанную на уважении к моему народу,  его интересам, неотъемлемым правам и свободам».   

Главный вопрос строительства новой Черкесии – репатриация представителей черкесской диаспоры, поскольку демографическая проблема – это основная угроза, которая висит над черкесами. Она обусловлена тем, что на исторической родине проживает менее 15-20% этноса, происходит интенсивная ассимиляция, уровень естественного прироста практически нулевой в отличие от других народов Кавказа. Сохранение имеющихся тенденций может привести к демографической катастрофе. Такие же процессы происходят среди черкесской диаспоры, которая, несмотря на многочисленность, теряет язык и культуру, национальную идентичность в целом. Спасти ситуацию может только создание Российским государством политико-правовых и практических условий (вопросы гражданства РФ, статуса соотечественников и репатриантов, абсорбции и т.п.) для беспрепятственного возвращения черкесов на историческую родину. Речь идет именно о создании условий, а не о немедленном и массовом переселении. По оценкам экспертов большинство диаспоры намерено оставаться в странах проживания даже при получении возможности репатриации. Однако в идеологическом плане сама эта возможность, предоставленная Россией, будет иметь решающее значение в формировании имиджа страны, восприятии её как защитника национальных интересов черкесского народа и охранителя национального очага, восстановившего историческую справедливость в отношении пострадавшего в результате Кавказской войны народа.

Показательно, что черкесская диаспора всегда демонстрировала лояльность Российскому государству и не предпринимала враждебных в его отношении действий. Единственная мощная волна протеста в ее среде, прокатившаяся в 2006 году, была вызвана информацией о возможности упразднения Республики Адыгея путем объединения с Краснодарским краем. Однако мотивы диаспоры прозрачны и обоснованы, поскольку Республика Адыгея рассматривается как духовный и культурный центр черкесов всего мира, символ надежды на исторический ренессанс народа, подвергшегося изгнанию. Утеря этого центра стала бы подлинной национальной трагедией черкесского народа, большая часть которого проживает за пределами Российской Федерации.

Репатриация некоторой части диаспоры укрепила бы генофонд черкесского народа, создала бы гарантии его физического сохранения, связала бы сотни тысяч граждан Турции и Ближнего Востока кровно-родственными узами с гражданами Российской Федерации, сделала бы их послами доброй воли в этих странах. Черкесская диаспора уже выступила в роли естественного союзника России во время событий августа-2008 вокруг Абхазии и Южной Осетии и может и далее оставаться в этом качестве при соответствующем отношении.  Чем больше внимания Российское государство будет уделять решению национальных проблем черкесского народа, тем тверже и с большей заинтересованностью диаспора будет лоббировать интересы России.

В свою очередь Российская Федерация смогла бы решить важнейшую задачу на Северном Кавказе. Черкесский этнический элемент, глубоко инкорпорированный в российское общество, лояльный ему, благодарный за оказываемую поддержку и связанный с Российским государством бессрочным договором в силу перманентности этой поддержки и взаимных интересов, послужил бы мощным сдерживающим фактором, препятствующим центробежным и деструктивным силам. При этом следует учитывать, что черкесы и абхазы происходят от одного протонарода, являются этнически и ментально практически единой общностью и проявляют в кризисных ситуациях этническую солидарность.

Оказав черкесам помощь в репатриации, послав им ясный сигнал о том, что они являются для Российского государства защищаемым им «своим» народом, как и народы Южной Осетии и Абхазии, Россия замкнула бы на Юге страны пояс безопасности, состоящий из преданных ей абхазского и черкесского народов, на пространстве, включающем Абхазию, Краснодарский край, Адыгею, Карачаево-Черкесию и Кабардино-Балкарию. При этом в качестве дальнего дружественного пояса Россия получила бы черкесскую диаспору Турции и Ближнего Востока. Важно и то, что единая и сильная Черкесия стала бы стабилизирующим фактором на всем Кавказе. 

Специфика ситуации заключается в том, что интересы Российского государства и черкесского народа совпадают и гармонично сочетаются, что создает гарантии прочности такого союза народов, его бессрочности и эффективности. Что касается сепаратизма сильной и единой Черкесии, об опасениях которого говорилось выше, то его не будет по одной простой причине. Новая Черкесия будет слишком тесно вплетена в тело России экономически, этнически и территориально, чтоб в чей-то воспаленный мозг пришла идея резать по живому телу своего же народа. Этого не понимают лишь те, кто очень далек от темы.

Подводя черту под вышесказанным, хотелось бы перечислить вопросы, которые могут быть решены лишь при поддержке Москвы и которые являются ключевыми в направлении черкесской тематики в стабильное русло, отвечающее долгосрочным интересам  и черкесов, и России:  

 

1. Восстановление единого этнонима (унификация) для обозначения адыгов (черкесов), проживающих в Российской Федерации, признание органами государственной власти Российской Федерации их этнического единства (www.elot.ru – Перепись 2010, http://www.elot.ru/main/index.php?option=com_content&task=view&id=1186&Itemid=5).  

2. Создание межгосударственных координационных органов республик Адыгея, Карачаево-Черкесия и Кабардино-Балкария для решения гуманитарных вопросов по сохранению и развитию черкесского этноса.

3. Создание федеральной политико-правовой и финансовой базы для репатриации черкесской диаспоры - потомков махаджиров.

4. После соответствующего подготовительного этапа, включающего достижение договоренностей с народами и группами, чьи интересы будут затронуты, - создание единого черкесского субъекта Российской Федерации.

 

Один из черкесских активистов, формулируя идею черкесского  аналога сионистского движения, нацеленного на обретение черкесами мира своего национального очага, сказал так: «Эльбрус – наш Сион, Сочи  - наш Иерусалим, Хабзэ – наш Талмуд». Остается добавить, что в этом смысле было бы хорошо, если Москва, выступившая в XIX веке в роли Рима, в веке XX1 станет для черкесов Организацией Объединенных Наций. Но прежде будем ждать «Декларации Бальфура» - сигнала о готовности к диалогу, но не через 10 или 50 лет, а «здесь и сейчас», ибо дорога ложка к обеду и уходящее время работает против всех нас.   

 

 

 



Сделай копию - помоги своему народу восстановить имя
bzhaho

В преддверии Всероссийской переписи населения 2010 года группа черкесской молодежи Адыгеи,  Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Краснодарского и Ставропольского краев выступила с инициативой проведения акции по возвращению черкесскому (адыгскому) народу единого этнического названия. В статье "Один народ - одно название - одно будущее" (  http://www.elot.ru/main/index.php?option=com_content&task=view&id=1186&Itemid=5) изложена ее позиция по данному вопросу и соответствующая аргументация. Ниже публикуем сокращенную версию этого материала и призываем ознакомить с ней как можно больше друзей, знакомых, родных, ведь если не мы, то кто это сделает?

Дорогие братья и сестры! Сделайте копию и помогите своему народу вновь обрести имя!

Один народ – одно название – одно будущее

Дорогие братья и сестры!

       В октябре 2010 года состоится Всероссийская перепись населения, которая определит не только численность населения нашей страны, но и населяющих её народов, в том числе черкесов (адыгов).

       В очередной раз мы подходит к этому событию в состоянии разделенного народа, численность которого определяется не в целом, а по его отдельным составным частям. Эти части единого черкесского (адыгского) народа в 20-е годы ХХ века намеренно или по ошибке политиков и учёных получили статус отдельных народов – "адыгейцев", "кабардинцев" и "черкесов", которые сегодня образуют три республики: Адыгею, Кабардино-Балкарию и Карачаево-Черкесию. Недавно к этим трем "народам" добавили причерноморских адыгов-шапсугов, которых внесли в Реестр малочисленных народов России, тем самым оторвав от единого черкесского (адыгского) народа, составной и неотъемлемой частью которого они являются.

    Сегодня в Российской Федерации официально проживает четыре "адыгских" народа, которых называют родственными, но которым отказывают в праве считаться единым народом, хотя только сами граждане могут определять свою национальность и принадлежность к тому или иному народу, как это установлено статьёй 26 Конституции России. Доходит до абсурда. Представителей одного субэтноса черкесского народа - кабардинцев, живущих в Адыгее, КБР и КЧР, и говорящих на одном диалекте черкесского языка, записывают в качестве представителей разных народов. В Адыгее и Краснодарском крае можно встретить немало примеров, когда в одной семье отец записан черкесом, жена – адыгейкой, дети – шапсугами, хотя все они – одной национальности - черкесы. 

    Все черкесы (адыги), где бы они ни жили, называют себя на родном языке "адыгэ" и считают себя одним народом. Мы все говорим "адыгэбзэ", "Адыгэ Хабзэ", "адыгагъэ", "адыгэ шэн", "адыгэ шхын", "адыгэ нэмыс" потому, что мы – одно целое, у нас одна душа, одна история, один язык, одни обычаи и традиции, одна национальная одежда – черкеска, одна ментальность. Разделение по названию пагубно влияет на сохранение и развитие нашего народа, разобщает людей, наших детей и молодёжь, создает ложное представление о нашей малочисленности, которое негативно отражается на морально-психологическом состоянии и самооценке черкесского (адыгского) народа, насчитывающего на Северном Кавказе более 700 тысяч человек.

    Прошло 24 года с того момента, когда в России началась перестройка и мы получили право свободно говорить о своих проблемах и решать их. Но за эти 24 года мы не смогли сделать главноговернуть единому черкесскому (адыгскому) народу единое официальное наименование.  Решение об этом было принято ещё в 1991 году в Майкопе на научно-практическом форуме "Мы - адыги-черкесы", который рекомендовал органам государственной власти Адыгеи, Кабардино-Балкарии и Карачево-Черкесии при обозначении национальной принадлежности черкесов на родном, черкесском языке, указывать "адыгэ", на русском и других языках – "черкес". Первый всеадыгский съезд, прошедший в Нальчике в 1992 году, принял точно такое же решение, но за столько прошедших лет для его реализации не сделано ничего.

       Мы согласны с решениями черкесских форумов и съездов народа в том, что нам следует вернуть на русском и других языках название "черкес" по следующим причинам. В мировой истории, русской и зарубежной  литературе мы известны как черкесы. Благодаря славным деяниям наших предков, слово "черкес" известно всему миру. Именно оно создает историческую преемственность и является  прямой связующей нитью с нашей большой и содержательной историей. Единство черкесов (адыгов) Кавказа со своими братьями за рубежом, известными окружающим народам и странам только как черкесы, тоже основано на общем наименовании "черкес". Множество народов мира, среди которых немало наших кавказских соседей, имеют два названия: одним называют сами себя, под другим они известны всему миру, и это нормальное, распространенное явление.  

     Братья и сёстры!

     Локомотив истории стремительно летит вперед. Если мы не хотим остаться на её задворках, а желаем занять достойное место в ряду народов мира, то не можем позволить себе бездействовать годами и десятилетиями. Мы должны были действовать ещё вчера, но давайте сделаем это хотя бы сегодня!

    Восстановим историческую справедливость, исправим ошибки прошлого, преодолеем разъединяющую нас проблему и вернем нашему народу единое историческое название  

     Призываем вас внести личный вклад в восстановление единства нашего народа и во время переписи населения 2010 года, которая будет проводиться на русском языке, указывать переписчикам свою национальность как "черкес" и "черкешенка", в какой бы республике, крае или области вы ни жили. Помните, согласно Основному закону нашей страны – Конституции переписчик обязан записать вашу национальность именно так, как вы укажите ему сами!   

Черкесская молодежь
Адыгеи, Карачаево-Черкесии,
Кабардино-Балкарии,
Краснодарского и Ставропольского краев
 
 

Вся информация об акции 
"Один народ – одно название – одно будущее"

на сайте www.elot.ru/2010

 


Один народ - одно название - одно будущее
bzhaho
В октябре 2010 года в России будет проведена очередная перепись населения. Одним из ее результатов будет установление численности проживающих в Российской Федерации народов. Динамика изменения численности народа, демографической ситуации всегда демонстрирует тенденции его развития, исторические перспективы, определяет роль и значение данного народа в стране и мире.

В очередной раз черкесы России подходят к этому событию в роли разделенного народа, численность которого учитывается не в целом, а по его составным частям, которые в советское время получили статус отдельных, самостоятельных народов, каковыми принято считать так называемых "адыгейцев", "кабардинцев" и "черкесов", имеющих свои национально-государственные образования в Российской Федерации. Относительно недавно в Реестр малочисленных народов России были включены причерноморские "шапсуги", которые таким образом также стали отдельным народом.

Такое разделение единого народа не способствует сохранению и развитию черкесского народа как единого этнического организма, имеющего общие цели, задачи и механизмы жизнедеятельности. Главная цель любого народа, характеризующегося малочисленным, дисперсным характером расселения и ассимиляционными процессами, - это элементарное выживание. Сегодня для национального выживания черкесов главной задачей видится официальное признание на уровне Российской Федерации этнического единства (идентичности) черкесов Северного Кавказа, являющихся субъектообразующими в трех республиках: Адыгее, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии.

Для лучшего понимания того, каким образом произошло терминологическое и административное разделение единого черкесского народа, обусловившего его морально-психологическое, духовное, культурное и экономическое разобщение, необходимо провести небольшой анализ исторических и политических событий конца 19 и начала 20 веков.

Черкесы исторически делились на ряд субэтнических подразделений, которые ошибочно назывались племенами и отличались лишь диалектными особенностями языка, как отличаются жители московской области от архангельских поморов, сибиряков и т.п. К черкесским субэтническим подразделениям принадлежат, в том числе, - кабардинцы, шапсуги, бесленеи, бжедуги, темиргои, абадзехи, адамии, егерухаевцы и др. При этом самоназвание, автоним, всех черкесов – слово "адыгэ", слово "черкес" - это иноназвание, экзоэтноним, закрепившийся за адыгами в средние века. Чтоб сразу отбросить любые спекуляции по поводу данного слова отметим, что не существует ни одной научно доказанной версии (этимологии) его происхождения. По этой причине все рассуждения на данную тему никогда не могут выйти за формат недоказуемых версий и гипотез.

Однако именно экзоэтноним «черкес» должен быть использован для унификации этнического наименования нашего народа, а не автоним "адыгэ" по трем основным причинам:

1. В мировой истории и литературе адыги известны именно как черкесы. В настоящее время в Европе, Азии, Америке, Африке деятели науки, политики, культуры и других сфер имеют представление о народе под названием "черкесы", но вряд ли знают "адыгов" в такой же степени. Это своего рода раскрученный бренд, за который наши предки дорого заплатили.

Это входной билет в политику, который поможет нашему народу решить множество актуальных проблем, намного больше, чем автоним "адыгэ". Было бы, по крайней мере, неразумно отказаться от того, за что другие готовы заплатить большую цену. Мы видим сегодня немало примеров, когда этот этноним пытаются присвоить в разных целях те, кто не имеет никакого отношения к черкесам (адыгам) и их истории.

2. Именно слово "черкес" создает историческую преемственность и связывает нас с нашим прошлым. Отказавшись от этнонима "черкес" в пользу «адыгэ» в целях унификации, мы навсегда потеряем эту прямую связующую нить с нашей историей во всех ее проявлениях.

3. Абсолютное большинство нашего народа проживает в диаспоре за пределами своей исторической родины. Адыги диаспоры во всех странах проживания именуются черкесами. То есть наш народ и в настоящее время известен другим народам и странам, в основном, под названием черкесов.

Стоит ли возводить еще одну стену между частью нашего народа, проживающей на Кавказе, и основной его массой, живущей в диаспоре, откалываться от нее, а также возводить стену между черкесами Кавказа и остальным миром? Ответ вполне очевиден.

Хотелось бы отметить, что мировая практика содержит множество примеров, когда народ имеет одно самоназвание, но известен другим народам и международному сообществу под другим названием, экзоэтнонимом, часто под несколькими.

Так, самоназвание немцев «дойч», китайцев – «хань», армян – «хайс», чеченцев – «нохчи», грузин «картвели», осетин – «ирон», «дигорон», албанцев – «шкиптар», японцев – «нихондзин» и этот ряд можно продолжать очень долго. Таким образом, отказаться от унифицирующего этнонима «черкес» - это все равно, что отказаться от прав на национальную одежду, черкеску, и согласиться с тем, что она является продуктом общекавказского швейного цеха.

Черкесский народ, насчитывавший по средним оценкам до 4 миллионов человек до начала военных действий России на Северном Кавказе, занимал территорию от Черного и Азовского морей до устья Сунжи, однако в результате войны, геноцида мирного населения и депортации в Османскую империю, на исторической родине к началу 20 века оставалось не более 5 % черкесов. Но при этом в монархической России черкесы сохраняли терминологическое единство, считаясь и называясь единым народом – черкесами. Ситуация изменилась с установлением Советской власти, когда после Октябрьской революции 1917 года лоскутные черкесские анклавы получили государственную автономию, причем в КБР и КЧАО они были объединены с тюркскими народами. Вот здесь и следует для ясности и понимания сути вещей провести "поименный учет" черкесов, оказавшихся в разных национально-государственных образованиях и получивших разные этнические названия.

Черкесское население Адыгейской автономной области (Адыгеи) было представлено рядом субэтнических подразделений западных черкесов (кяхов), сохранившихся после войны и депортации (полностью уничтожены и депортированы жанеевцы, махоши, убыхи, натухаи и другие). Черкесам Адыгеи и черкесам, компактно проживающим в нескольких причерноморских районах Краснодарского края, было присвоено наименование "адыгейцы". Данное слово является неологизмом, искусственным производным от самоназвания "адыгэ". В число "адыгейцев" Адыгеи вошли: шапсуги, бжедуги (Тахтамукайский и Теучежский районы), темирогоевцы (Шовгеновский район), адамии (Красногвардейский район), бесленеевцы (Красногвардейский район), прилабинские кабардинцы (Кошехабльский район), егерухаевцы (Кошехабльский район), абадзехи (Шовгеновский район). При этом изначально автономная область "адыгейцев" - называлась Черкесской (Адыгейской). Затем, согласно преамбуле соответствующего постановления Президиума ВЦИК, "во избежание дальнейшей путаницы Черкесской (Адыгейской) автономной области с Черкесской автономной областью..." (современной Карачаево-Черкесией), первая была переименована в просто Адыгейскую автономную область.

За черкесским населением КЧР, представленным кабардинцами и бесленеевцами, и черкесским населением Успенского района Краснодарского края Советская власть оставила иноназвание "черкес". А черкесское население КБР, представленное исключительно кабардинским субэтническим подразделением, было возведено в ранг отдельного этноса, то есть кабардинского народа.

Примечательно, что "возникновение" отдельного кабардинского народа не помешало часть кабардинцев, проживающую в КЧР и Адыгее, и говорящую на том же самом языке, что и этот новоявленный народ, именовать соответственно "черкесами" и "адыгейцами", что лишний раз иллюстрирует степень серьезности научной базы искусственного разделения черкесского народа. Парадоксально и то, что "кабардинцы" КБР и "черкесы" КЧР изучают родной язык по одним и тем же учебникам. Не правда ли, странно, когда два разных народа изучают родной язык по одному учебнику? Также странно, когда три разных народа используют одно самоназвание (адыгэ), а самоназвание (автоним) является если не главным, то важнейшим признаком для определения этнического единства (идентичности) тех или иных групп. Но для советских ученых подобные "странности" не становились препятствием для создания научных построений, которых требовала партия. По такой же "странной" схеме черкесов Краснодарского края до сих пор в официальных документах записывают то "черкесами", то "шапсугами", то "адыгейцами". Независимо от того, ставила ли Советская власть своей целью искусственное разделение единого народа, она была де-факто достигнута, поскольку с течением времени после усиленного промывания мозгов практически все черкесы Северного Кавказа свято уверовали, что на базе некогда единого черкесского народа сформировались три родственные, но разные народности, как это утверждала официальная советская историография. И даже сегодня, когда изучение истории своего народа без цензуры и купюр не является столь проблематичным делом, как в советское время, редкий черкес из Адыгеи, КЧР или КБР сможет составить компетентное мнение по данному вопросу.

Серьезная попытка преодоления искусственного разделения черкесского народа была предпринята в 1991 году в Майкопе в ходе научно-практического форума "Мы - адыги-черкесы", который рекомендовал органам государственной власти трех республик принять меры для восстановления терминологического единства при обозначении представителей адыгского (черкесского) народа, проживающего в Российской Федерации. В частности, было рекомендовано при обозначении национальной принадлежности черкесов на родном, черкесском языке указывать "адыгэ", на русском и других языках – "черкес". Опираясь на эту рекомендацию, Первый всеадыгский съезд, прошедший в Нальчике в 1992 году, принял постановление об унификации этнического названия черкесов. Единственная попытка решения данного вопроса на официальном уровне состоялась в конце 90-х годов прошлого века, когда проект постановления о подобной унификации был внесен органами государственной власти Республики Адыгея на рассмотрение Межпарламентского Совета РА, КБР и КЧР, однако его принятие было заблокировано представителями КБР. После этого к данному вопросу государственные органы ни разу не возвращались.

Тем не менее, изложенное делает очевидным тот факт, что сегодня на Северном Кавказе проживает единый 700-тысячный черкесский народ, являющийся вторым по численности в регионе после вайнахов, территория компактного проживания которого включает в себя 6 субъектов Российской Федерации: Краснодарский край (Лазаревский, Туапсинский и Успенский районы), Ставропольский край (Курский район), республики Адыгея, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария и РСО-Алания (Моздокский район).

Также очевидно, что в результате демократических преобразований в новой России, в которой историческая наука утратила, во многом, функции государственной монополии, политического и идеологического инструмента, советская мифологема о трёх близкородственных, но разных адыгских народах утратила изначальный смысл и влияние, уступив место процессу осознания черкесами Северного Кавказа своего национального единства, в частности, единства этногенеза, истории, языка, культуры, обычаев, традиций и, главное, ментальности, выраженной в неписанном, но устойчивом кодексе Адыгэ Хабзэ. Этот процесс более всего углубляется в молодежной среде, свободной от консерватизма и псевдонаучных историографических концепций советского периода.

Глубоко убеждены, что признание органами государственной власти Российской Федерации этнического единства черкесов, проживающих в РФ, и восстановление единого этнонима (унификация) для их обозначения является в настоящее время главной задачей, без решения которой нельзя говорить о развитии черкесского народа и поступательном преодолении проблем, стоящих перед ним. Она может быть решена по предложению и с участием органов государственной власти республик, в которых черкесы являются субъектообразующим этносом, но соответствующая инициатива должна исходить от черкесских общественных объединений, поскольку сама власть не спешит выступить с подобной инициативой. Здесь следует оговорить, что специального правового механизма признания этнического единства групп населения не существует и этот вопрос находится в большей степени в сфере исторической науки, нежели в правовом поле. Поэтому политико-правовой формат официального решения на уровне органов государственной власти об унификации этнического наименования черкесов может быть достаточно произвольным и близок формату вышеозначенной рекомендации, разработанной для Межпарламентского Совета РА, КБР и КЧР. В любом случае, при наличии политической воли всегда найдется форма, в которую можно ее облечь.

Приближается 21 мая – очередная годовщина окончания губительной войны, ставшей Черкесским Холокостом, и снова возникает вопрос: а что черкесы сделали для того, чтобы не было стыдно перед памятью предков, ставших жертвами этой Национальной Катастрофы? С 1985 года, когда в СССР началась перестройка и демократизация, прошло 24 года. Вдумайтесь в этот исторический срок. За 24 года черкесы не смогли вернуть себе единое название на своей же исторической родине. Если мы будем двигаться такими темпами, то рискуем отстать навсегда от стремительно летящего вперед локомотива истории и остаться на ее задворках. Если же мы хотим занять достойное место в ряду народов мира, то для этого необходимо прилагать личные и коллективные усилия, действовать, шевелиться, грубо говоря. Именно поэтому призываем всех черкесов принять участие в решении проблемы унификации, в том числе, путем голосования в Интернете, то есть в общенародном электронном плебисците, который поможет выявить уровень общественной поддержки идеи унификации и лечь в основу обращения к органам государственной власти.

Во время переписи 2010 года, которая будет проводиться на русском языке, призываем вас, братья и сестры, указывать переписчикам свою национальность как "черкес" и "черкешенка".

При этом помните, что согласно статье 26 Конституции РФ каждый гражданин России имеет право самостоятельно определять и указывать свою национальную принадлежность. Переписчик обязан записать в качестве вашей национальности именно ту, которую вы назовете сами.

Я голосую за официальное восстановление единого этнического наименования представителей черкесского (адыгского) народа, проживающих в Российской Федерации, в том числе в республиках Адыгея, Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкесия, Краснодарском и Ставропольском краях, Республике Северная Осетия – Алания, в частности:
на русском и других языках – "черкес" (черкешенка);
на черкесском языке – "адыгэ".


http://www.elot.ru/main/index.php?option=com_content&task=view&id=1186&Itemid=5

Время собирать камни
bzhaho


Август 2008 года изменил Кавказ и изменил мир. Однополярный мир, в котором одна страна последние 20 лет правила бал в большой политике, если не рухнул, то существенно пошатнулся и, возможно, не случайно, что это произошло именно на Кавказе. Следом наступил кризис мировой финансовой системы, который, так или иначе, дошел до каждого из нас. Очевидно, что мир стремительно меняется. Это заставляет нас осмыслить свое место в этом мире, свои устремления, цели и способы выживания, обретения достойного места в ряду других наций, культур и цивилизаций.

Определившись с абхазским и юго-осетинским вопросами, Россия встала перед необходимостью решения вопроса черкесского, который связан с первыми настолько тесно, что, потянув одну нитку, тянется другая. Иосифу Сталину приписывают слова: «Кавказ без черкесов – не Кавказ», произнесенные, якобы, в ответ на предложение одного из подчиненных о депортации черкесов наряду с вайнахскими и тюркскими народами Северного Кавказа. Так это или нет, но то, что Кавказ без черкесов – не Кавказ в геополитическом смысле, Россия, похоже, поняла, приняла и начала думать о том, как решить черкесский вопрос, естественно, с пользой для себя.

В этой ситуации многое зависит от того, в каком качестве, с кем и зачем черкесский народ видит сам себя. Это нужно самому народу – определиться с целью и направлениями своего движения в будущее, иметь то, что называют национальной идеей, предложить Российскому государству свой взгляд на свое же будущее, формат и опции сосуществования в его лоне.

Немного отвлекаясь стоит отметить, что национальную идею в России не могут найти до сих пор, хотя она кажется простой и очевидной, лежащей на поверхности. Нация – как человек, в том числе нация российская, включающая в себя множество народов и культур. Человек хочет жить и жить хорошо, чтоб он был сыт, одет, обут и его уважали соседи. Чтоб жить хорошо во всех смыслах, человек должен иметь крепкий духовный, морально-нравственный стержень, оберегающий его от неправедной и неправильной жизни, неправильных мыслей и поступков. Лучший стержень – это религиозность, страх божий и ничего другого человечеству не дано.
Перенося на коллектив и общество этот принцип, необходимо, чтобы члены группы жили мирно, находили общий язык, относились уважительно друг к другу и имели общие интересы. Эти факторы особенно актуальны для России, которая вобрала в себя множество непохожих друг на друга и на государствообразующий этнос (русский) народов, оказавшихся частью единой страны разными путями: добровольно, принудительно или случайно волей исторических обстоятельств. Общий интерес у этого конгломерата народов один – нормальная, спокойная и благополучная жизнь с возможностью сохранять свою этничность, обычаи и традиции предков. Поддерживать мир между народами можно только двумя способами. Первый - жестокая тирания, подавление неконтролируемых проявлений этничности, их строжайшая регламентация и регулирование государством. Именно так Советская власть решала национальный вопрос, и никому в голову не приходило «качать» национальные права, еще и с применением насилия. Но такой способ чреват грандиозным, разрушительным взрывом тогда, когда гайки ослабевают и диктатура рушится, что и произошло после краха СССР. Оказалось, что народы Союза были связаны не столько братством и искренней любовью друг к другу, сколько силой принуждения государственной машины.

Другой способ – тонкая национальная политика, максимальный учет законных прав и интересов всех этнических элементов общества, поиск путей гармонизации межнациональных отношений и, самое главное, открытый, честный диалог с народами, прозрачное обсуждение проблем и их совместное решение. Это путь демократический и самый эффективный, поскольку нет ничего крепче добровольного и осознанного союза народов. Тем более, если Россия строит правовое демократическое общество, то данный вариант для нашей страны остается единственным. И здесь роль государства исключительна, поскольку пускать на самотек межнациональные отношения или решать их бессистемно, чаще всего в пожарном порядке – это путь гибельный, прежде всего, для самого государства. Поэтому Россия может быть сильной державой не благодаря ядерному оружию, а в силу внутреннего единства и гармонии. В Российской Федерации Министерство национальной политики должно быть вторым по значимости после Министерства экономики, если не первым, иначе ее постигнет судьба Советского Союза.

Национальная идея черкесского народа обусловлена относительно недавним прошлым, теми фундаментальными изменениям в его исторической судьбе, которые произошли в результате национальной катастрофы или, как сейчас говорят некоторые авторы, Черкесского Холокоста XIX века, явившегося следствием Кавказской войны. В результате этой войны было истреблению и депортировано абсолютное большинство черкесского народа (более 90%). По усредненным оценкам население, к примеру, Западной Черкессии (современные Адыгея и Краснодарский край) до войны составляло не менее 2 миллионов человек, после – не более 40 тысяч.

Если народ, имеющий национальный очаг и живущий преимущественно на исторической родине, планирует свое будущее от хорошего к лучшему, то этноцид черкесов и его последствия расставили совершенно другие акценты и предопределили другие цели. Главная цель – это элементарное выживание народа в связи с малочисленностью, дисперсным характером расселения и ассимиляционными процессами, особенно активно происходящими в диаспоре.

Сегодня для национального выживания адыгов главной задачей видится официальное признание на уровне Российской Федерации этнического единства (идентичности) адыгов Северного Кавказа, являющихся субъектообразующими в трех республиках: Адыгее, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии, в которых после Октября 1917 года лоскутные адыгские анклавы получили государственную автономию, причем в последних двух они были объединены с тюркоязычными этническими группами. Адыгское население Адыгеи было представлено рядом субэтнических подразделений западных адыгов (кяхов), сохранившихся после Кавказской войны. Ряд подразделений был либо уничтожен полностью, либо подвергся насильственному выселению (жанеевцы, махоши, убыхи, натухаи и другие). Остатки шапсугского подразделения на Черноморском побережье Кавказа были объединены в Шапсугский национальный район, упраздненный в 1944 году.

Адыгское население Карачаево-Черкесии представлено восточными подразделениями - кабардинцами и бесленеевцами, а Кабардино-Балкарии – собственно кабардинцами. Название Адыгеи является производным от самоназвания (автонима) этноса - «адыгэ», адыгский компонент в названии Карачаево-Черкесии происходит от иноназвания (экзоэтнонима) «черкес», название Кабардино-Балкарии – от наименования подразделения кабардинцев.

Подобное искусственное разделение единого этноса получило «научную» базу в советской историографии, провозгласившей выделение из некогда единого адыгского (черкесского) народа трех близкородственных, но разных народов – адыгейцев, черкесов и кабардинцев. Однако в результате демократических преобразований в новой России, в которой историческая наука, во многом, утратила функции государственной монополии, политического и идеологического инструмента, советская мифологема о трёх народах утратила свой смысл и актуальность, уступив место процессу осознания адыгами Северного Кавказа своего национального единства, выражающегося в общности этногенеза, истории, языка, культуры и ментальности. Этот процесс более всего углубляется в молодежной среде, свободной от псевдонаучных историографических концепций советского периода. Следует более подробно рассмотреть вопрос искусственного разделения адыгского (черкесского) народа, поскольку преодоление его последствий стало для адыгов непреодолимой проблемой, наблюдающаяся консервация которой приводит к полной дезориентации национальной элиты в определении приоритетов и задач, стоящих перед этносом. Это ясно прослеживается на примере осуществляемых от имени и, якобы, в интересах адыгского народа многих действий последних лет и месяцев, бессистемность и хаотичность которых способна погубить в зародыше любые добрые помыслы и благие начинания.

Адыги исторически делились на ряд субэтнических подразделений, которые ошибочно назывались племенами и отличались лишь диалектными особенностями языка, как отличаются жители московской области от архангельских поморов и т.п. При этом самоназвание, автоним, всех адыгов – слово «адыгэ», иноназвание, экзоэтноним, закрепившийся за адыгами в средние века – «черкесы». Чтоб сразу отбросить любые спекуляции по поводу происхождения данного слова отметим, что не существует ни одной научно доказанной версии (этимологии). По этой причине все рассуждения на эту тему никогда не выходят за формат версий и гипотез.

Хотелось бы повторить еще раз, что никаких различий между "племенами", кроме диалектных, не было и нет. К адыгским субэтническим подразделениям принадлежат, в том числе, - кабардинцы, шапсуги, бесленеи, бжедуги, темиргои, абадзехи, адамии, егерухаевцы и др.
После Октябрьской революции 1917 года Советское государство, наделяя автономией остатки адыгского (черкесского) народа на Северном Кавказе, допустило терминологическое несоответствие. Так, западным адыгам - жителям Адыгеи и нескольких районов Краснодарского края, в которых компактно проживали адыги, присвоили наименование "адыгейцы". Данное слово является искусственным производным от самоназвания "адыгэ". В число "адыгейцев" Адыгеи вошли: шапсуги, бжедуги (Тахтамукайский и Теучежский районы), темирогоевцы (Шовгеновский район), адамии (Красногвардейский район), беглые бесленеевцы (Красногвардейский район), беглые прилабинские кабардинцы (Кошехабльский район), егерухаевцы (Кошехабльский район), абадзехи (Шовгеновский район). При этом изначально автономная область "адыгейцев" - западных адыгов называлась Черкесской (Адыгейской). Затем, согласно преамбуле соответствующего постановления ВЦИК, "во избежание дальнейшей путаницы Черкесской (Адыгейской) автономной области с Черкесской автономной областью..." - современной Карачаево-Черкесией, первая была переименована в просто Адыгейскую автономную область. Далее, за адыгским населением КЧР - кабардинцами и бесленеевцами Советская власть закрепила наименование черкесов. А адыгское население КБР - кабардинское субэтническое подразделение было возведено в ранг отдельного этноса. Причем это не помешало часть кабардинцев, проживающей в КЧР и Адыгее именовать соответственно "черкесами" и "адыгейцами", что лишний раз иллюстрирует степень "научности" базы этого искусственного разделения. Точно также адыгов Краснодарского края пишут то черкесами, то шапсугами, то адыгейцами. Независимо от того, ставила ли Советская власть целью искусственное разделение единого народа, она была де-факто достигнута, поскольку с течением времени после усиленной промывки мозгов практически все адыги Северного Кавказа свято уверовали, что на базе некогда единого адыгского (черкесского) народа сформировались три родственные, но разные народности, как об этом вещала официальная советская историография. И даже сегодня не каждый житель РА, КЧР или КБР сможет объяснить разницу между этими "тремя народами".

Таким образом, сегодня следует говорить о наличии на Северном Кавказе единого 700-тысячного адыгского народа, являющегося вторым по численности в регионе после вайнахов, территория компактного проживания которого включает в себя 4 субъекта Российской Федерации: Краснодарский край (Лазаревский, Туапсинский и Успенский районы), Республику Адыгея, Карачаево-Черкесскую и Кабардино-Балкарскую республики.

Попытка преодоления такого искусственного разделения была предпринята в 1991 году, когда в Майкопе провели научно-практический форум "Мы - адыги-черкесы", который рекомендовал органам государственной власти трех республик принять меры для восстановления терминологического единства при обозначении представителей адыгского (черкесского) народа, проживающего в Российской Федерации. В конце 90-х годов прошлого века подобная рекомендация была внесена органами государственной власти Республики Адыгея на рассмотрение Межпарламентского Совета РА, КБР и КЧР, однако ее принятие было заблокировано представителями КБР. После этого к данному вопросу на официальном уровне ни разу не возвращались. Убежден, что только решение этого вопроса может дать реальный толчок для решения других проблем адыгского (черкесского) народа. После унификации этнического наименования адыгов (черкесов) необходимо привести наименования двух республик (РА и КБР) в соответствие с единым наименованием, в результате чего Республика Адыгея должна трансформироваться, к примеру, в Западно-Черкесскую Республику, а Кабардино-Балкарская Республика – в Республику Восточная Черкесия-Балкария. Поднятый в последнее время вопрос о создании единой Черкесской Республики представляется реализуемым в неблизкой перспективе. Для этого необходимо наличие 3 условий: осознанное желание адыгского (черкесского) народа жить в едином субъекте Российской Федерации, желание и воля политического руководства Российской Федерации, достижение согласия с национальной элитой карачаевского и балкарского народов. Последний фактор, возможно, является определяющим в решении вопроса о едином субъекте. Раздел территорий КБР и КЧР для выделения из их состава адыгских (черкесских) территорий является практически нерешаемой проблемой по многим причинам, в числе которых – опасность дестабилизации ситуации в регионе, чересполосное расположение населенных пунктов с различным этническим составом. Если адыги (черкесы) и будут жить в едином субъекте Российской Федерации, то он может быть создан двумя субъектообразующими этносами – адыгами и карачаево-балкарцами, которые также считают себя единым этносом. Решение проблемы этнического единства адыгов (черкесов) неразрывно связано с решением такой же проблемы, существующей у карачаево-балкарцев, национальная элита которых предпочитает называть свой народ аланами. Вопрос самоназвания карачево-балкарцев – исключительно их внутренний вопрос, который может быть решен в рамках единого субъекта Российской Федерации, который объединит адыгов (черкесов) и тюркоязычных алан. При таком подходе вырисовываются реальные очертания будущей алано-черкесской республики в составе Российской Федерации. На Северном Кавказе существует пример многонационального субъекта Федерации – Дагестана, в отличие от которого наличие лишь двух коренных субъектообразующих народов способно снять множество проблем, связанных с необходимостью межэтнического консенсуса при формировании органов государственной власти и создании государственных гарантий учета интересов всех составляющих компонентов такого непростого образования как двухосновная автономия. Представляется, что такой вариант вызовет интерес у карачаево-балкарского народа, поскольку несет для него новые возможности для выхода на качественно новый уровень развития, существенно повышает его статус и роль как в регионе, так и в масштабах всей Российской Федерации. В любом случае, если адыги (черкесы) и карачаево-балкарцы не найдут взаимоприемлемого решения о едином субъекте Российской Федерации, то этот проект окажется нежизнеспособным. Тогда адыги (черкесы), вернув себе единое этническое название, должны локализоваться в рамках существующих трех автономий и решать вопросы национального развития на уровне взаимодействия и координации деятельности органов государственной власти этих республик через общие межгосударственные структуры, прообразом которых был тот самый Межпарламентский Совет, который прекратил свое существование после ухода с политической сцены его создателей – Аслана Джаримова, Валерия Кокова и Владимира Хубиева. Это тоже не самый плохой вариант, поскольку главная задача при разработке и реализации любых проектов – не навредить, не поставить под угрозу вопросы мира, безопасности и спокойствия в регионе.

Другим важнейшим вопросом для адыгского (черкесского) народа является вопрос репатриации потомков махаджиров 19 века. Кавказская война нанесла сокрушительный удар по этносу и стала национальной катастрофой адыгства. После насильственного выселения на исторической родине осталось менее 10% адыгского населения. В ходе войны и переселения, сопровождавшегося массовой гибелью вынужденных эмигрантов, безвозвратно утеряна значительная часть материальной и духовной культуры. С этого момента естественное развитие адыгского народа как целостного организма, связанного тысячелетиями с ареалом своего формирования и жизнедеятельности – Северным Кавказом, было прервано и не восстановлено до сих пор.

Сегодня адыги представляют собой дисперсную нацию, отдельные элементы которой на протяжении 130 лет были лишены возможности полноценных контактов и связей, не говоря уже о взаимодействии. Адыгская (черкесская) диаспора проживает в более чем 50 странах мира, однако основная её часть представлена в Турции (от 3 до 5-6 млн. чел.), Сирии (более 200 тыс.), Иордании (более 120 тыс.).
Адыги диаспоры, в отличие от Кавказа, осознают и никогда не ставили свое этническое единство под сомнение, поскольку их никто не делил. Важным нюансом является то, что черкесами в диаспоре начали называть не только собственно адыгов (черкесов), но и остальных северо-кавказцев. Это произошло в силу абсолютного численного доминирования черкесов среди всех кавказских эмигрантов, которые, к тому же, заимствовали у черкесов национальную одежду, язык и многие атрибуты духовной и материальной культуры. Во всех этих странах адыгская диаспора пользуется влиянием и играет значительную роль в жизни государства и общества, хорошо организована и структурирована, особенно сильны её позиции в вооруженных силах, правоохранительных органах и специальных службах.

Несмотря на то, что представители адыгской диаспоры являются потомками махаджиров (изгнанников), потерявших историческую родину в результате действий русского царизма, они всегда демонстрировали лояльность Российскому государству и не предпринимали враждебных в его отношении действий, рассматривая Россию в качестве места сохранения национального очага адыгского народа и связывая только с этой страной национальные перспективы. Единственная мощная волна протеста адыгской диаспоры, прокатившаяся в 2006 году во всех странах её проживания, была вызвана информацией о возможности упразднения Республики Адыгея путем объединения с Краснодарским краем. Однако мотивы диаспоры прозрачны и обоснованы, поскольку Республика Адыгея рассматривается как духовный и культурный центр адыгов всего мира, символ надежды на исторический ренессанс народа, подвергшегося изгнанию и живущего ныне в рассеянии. Утеря этого центра стала бы подлинной национальной трагедией адыгского народа, большая часть которого проживает за пределами Российской Федерации.

Адыгская диаспора может и должна быть использована в интересах Российской Федерации, выступая в роли естественного союзника страны, в которой находится и охраняется национальный очаг. И чем больше внимания Российское государство будет уделять решению национальных проблем адыгского народа, тем тверже и с большей заинтересованностью диаспора будет лоббировать интересы России. Главной проблемой адыгского народа остается демографическая, обусловленная тем, что на исторической родине проживает менее 15-20% этноса, происходит интенсивная ассимиляция, уровень естественного прироста практически нулевой в отличие от других народов Кавказа. Сохранение имеющихся тенденций может привести через пару десятилетий к демографической катастрофе. Такие же процессы происходят среди адыгской диаспоры, которая, несмотря на многочисленность, быстрыми темпами теряет язык и культуру, национальную идентичность в целом.

Обозначенная ситуация ставит на повестку дня создание Российским государством политико-правовых и практических условий (вопросы гражданства РФ, статуса соотечественников и репатриантов, абсорбции и т.п.) для беспрепятственного возвращения на историческую родину - репатриации представителей адыгской диаспоры. Речь идет именно о создании условий, а не о немедленном и массовом переселении. По оценке активистов адыгских национальных обществ стран проживания диаспоры, её подавляющее большинство намерено оставаться в них даже при получении возможности репатриации. Однако в идеологическом плане сама эта возможность, предоставленная Россией, будет иметь решающее значение в формировании имиджа страны, восприятии её как защитника национальных интересов адыгского народа и хранителя национального очага, восстановившего историческую справедливость в отношении пострадавшего в результате Кавказской войны народа.

Репатриация некоторой части диаспоры укрепила бы генофонд адыгского народа, создала бы гарантии его физического сохранения, связала бы сотни тысяч граждан Турции и Ближнего Востока кровно-родственными узами с гражданами Российской Федерации, сделала бы их послами доброй воли в этих странах.

В свою очередь Российская Федерация смогла бы решить важнейшую задачу на Северном Кавказе. Черкесский этнический элемент, глубоко инкорпорированный в российское общество, лояльный ему, благодарный за оказываемую поддержку и связанный с Российским государством бессрочным договором в силу перманентности этой поддержки и взаимных интересов, послужил бы мощным сдерживающим фактором, препятствующим центробежным и деструктивным силам. При этом следует учитывать, что адыги и абхазы, большая часть которых – православные христиане, происходят от одного протонарода, являются этнически и ментально практически единой общностью и проявляют, в том числе в кризисных ситуациях этно-региональную солидарность.

Оказав адыгам помощь в репатриации, послав им ясный сигнал о том, что они являются для Российского государства защищаемым им «своим» народом, как и народы Южной Осетии и Абхазии, Россия замкнула бы на Юге страны пояс безопасности, состоящий из преданных ей абхазского и адыгского народов, на пространстве, включающем Абхазию, Краснодарский край, Адыгею, Карачаево-Черкесию и Кабардино-Балкарию. При этом в качестве дальнего дружественного пояса Россия получила бы черкесскую диаспору Турции и Ближнего Востока.

Специфика ситуации заключается в том, что интересы Российского государства и адыгского народа совпадают и гармонично сочетаются, что создает гарантии прочности такого союза народов, его бессрочности и высокой эффективности.

Подводя черту под вышесказанным, хотелось бы повторить свое видение приоритетов развития адыгского (черкесского) народа:

1. Восстановление единого этнонима (унификация) для обозначения адыгов (черкесов), проживающих в Российской Федерации, признание органами государственной власти Российской Федерации их этнического единства, внесение соответствующих изменений в наименование республик Северного Кавказа, в которых адыги являются одним из субъектообразующих этносов.

1.1. Создание межгосударственных координационных органов республик Адыгея, Карачаево-Черкесия и Кабардино-Балкария для решения гуманитарных вопросов по сохранению и развитию адыгского (черкесского) этноса.

1.2. Создание единого адыгского (черкесского) алфавита, возможно, единого литературного языка.

2. Создание политико-правовой и финансовой базы для репатриации потомков вынужденных эмигрантов 19 века.

3. Создание единого субъекта Российской Федерации (при жестком и непременном условии соответствующих договоренностей с народами и группами, чьи интересы будут затронуты при подобной трансформации).

4. Возрождение института, статуса и функций Адыгэ Хабзэ как морально-нравственной и духовной основы адыгства, регулятора общественных отношений через внедрение соответствующих предметов и программ в систему образования РА, КЧР и КБР, создание социальной сети по материальной поддержке малоимущих и другую деятельность в подобном формате.

5. Установление органами государственной власти РА, КЧР и КБР прочных связей и осуществление взаимодействия с адыгской (черкесской) диаспорой в координации с Министерством иностранных дел Российской Федерации.


?

Log in

No account? Create an account